Деонтология

Медицинская деонтология

Казалось бы, такие слова, как «врач», «фельдшер» или, к сожалению, забытое словосочетание «сестра милосердия», с одной стороны, и понятие «деонтология» – с другой, должны если не быть синонимами, то находиться в неразрывной логической связи. Казалось бы… В действительности же все не так просто.

Кроме ошибок чисто медицинских (лечебно-диагностических, тактических и др.), принято отмечать и ошибки деонтологические. Под ними понимают нарушение правил взаимоотношений между врачом и больным, а также между врачами одного или смежных лечебных учреждений (к сожалению, бывает и такое!), а также общих этических норм.

Диспетчерская – это место, где происходит первая встреча, пусть и заочная, вызывающего и «Скорой помощи». И от того, как она произойдет, зависит, будет ли принят вызов, если он принят, то какую очередность получит, какая психологическая обстановка встретит бригаду у больного. После того как изучением работы этого звена «Скорой помощи» занялся профессор В.М. Тавровский, оказалось, что главное, о чем думает человек, вызывая «скорую», – чтобы не отказали в приеме вызова. Поэтому на вопрос диспетчера: «Что случилось?» вместо конкретного ответа «вываливалась» масса ненужной информации: о прошлых и настоящих заслугах, об участии в войнах, о прикреплении к какой-нибудь «престижной» больнице и т. д. Прервать этот «бурный поток» – нельзя, это будет расценено как неуважение к «заслугам». И хотя время тратилось впустую, приходилось мириться. Только после этого диспетчер мог перейти к «добыче» нужной информации. И в ответ на заданный вопрос услышать: «Что вы допрашиваете, приезжайте скорее, сами увидите!». Но ведь еще неизвестно, нужно ли приезжать, тем более «скорее», нужна ли именно скорая помощь. Иногда диспетчер занимался нравоучением, что вообще недопустимо: «Где вы были раньше, почему только сейчас вызываете?»

Предлагая новую систему работы диспетчерской, В.М. Тавровский рекомендовал совершенно иной алгоритм диалога. Диспетчер должен взять инициативу «в свои руки», а сделать это можно, дав понять вызывающему, что проблем с приемом вызова нет. Понятно, что при вызове на улицу или в квартиру информация о больном не может быть одинаковой. После сообщения о принятия вызова дается рекомендация, например: «Усадите (уложите) больного, дайте нитроглицерин, при отсутствии эффекта повторите через 3–5 минут». Теперь время ожидания не будет столь томительным. Если диспетчер не уверен в необходимости приезда «Cкорой помощи», он переключает вызывающего на старшего врача, который не просто отказывает в выезде бригады, но дает совет по ведению больного и рекомендует, куда нужно обратиться.

Итак, если вызов принят, бригада поехала к больному. Прибыв на место, медицинский работник ни в коем случае не должен начинать разговор с недовольства: почему не встретили, зачем вызвали, мы ехали через весь город, вы не нашего района, этаж 9-й, а лифт не работает и т. д. Весь этот «словесный мусор» сразу создаст барьер и помешает выполнению главной задачи: поставить правильный диагноз и в соответствии с ним оказать адекватную помощь.

Особо следует остановиться на ситуации, когда помощь приходится оказывать на улице, на предприятии (на рабочем месте), в других подобных пунктах (магазин, салон общественного транспорта, подземный переход) – словом, везде, где находится человек, ему может потребоваться экстренная медицинская помощь. Самое лучшее, что можно посоветовать в данной ситуации, – не обращать внимание на окружающих и уверенно делать свое дело. Не вступать в дискуссии, не отвечать на реплики. Это отвлекает от работы, пусть даже замечания покажутся оскорбительными. Будьте выше этого. Необходимо как можно быстрее довести состояние больного до транспортабельного, взять его в машину и уехать с этого места (если речь идет об улице). После этого всякий интерес у окружающих пропадет.

Вопрос о госпитализации больного из общественного места решается однозначно – оставлять его на улице нельзя. Но если вы еще не знаете, куда нужно госпитализировать, можно отъехать за угол, остановиться, закончить осмотр, если вы не успели сделать это раньше, и связаться с бюро госпитализации.

Для больного и его родственников госпитализация – это если не трагедия, то в любом случае беда, особенно если речь идет о молодом человеке, у которого подозревается (или диагностирована) острый коронарный синдром (ОКС). Ведь еще вчера пациент вел активный образ жизни, а сегодня он вынужден лежать, сократив свою активность до минимума.

Нужно понять состояние больного. Здесь не нужны никакие «страшилки». Эффект от них будет противоположен ожидаемому.

Даже если врач уверен в диагнозе ОКС и видит, что больной боится этого диагноза, как приговора, можно сказать ему, что инфаркта пока нет, есть лишь его угроза, а чтобы он не развился, нужно выполнять то-то и то-то. После такого разговора можно надеяться, что больной будет выполнять ваши рекомендации и по лечению, и по необходимости транспортировки на носилках. Как правило, у «Cкорой» своей «рабочей силы» либо нет, либо ее недостаточно: в бригаде в основном женщины. При решении о госпитализации нередко возникает такой диалог:

– Ищите мужчин, у нас некому нести!

– У нас тоже некому. У вас есть шофер, мы ему заплатим!

– Он не может бросить машину!

Словесный поединок, как правило, ни к чему не приводит. Попробуйте начать разговор по-другому: «Больного нужно нести на носилках, видите, у нас одни женщины, может быть, вы нам поможете найти кого-нибудь, мы ведь здесь никого не знаем».

Так или примерно так должен проходить разговор. Никакой категоричности, никакой «упертости», доброжелательный, спокойный тон. Тогда можно рассчитывать на успех.

Важно помнить, что никакие причины (узкий коридор, крутые лестницы и т.д.) не могут быть оправданием нарушения порядка госпитализации, особенно когда необходимы носилки. Понимая это, грамотный врач или фельдшер всегда найдет выход: стул, одеяло и т. д.

Вот еще одна ситуация: при транспортировке на носилках с какого-нибудь этажа у родственников (окружающих) может возникнуть недоумение, почему больного несут «ногами вперед», ведь он еще живой? В таком случае врач или любой член бригады должен спокойно, тактично объяснить, что это не «ногами вперед», а «ногами вниз». Потому что если выносить головой вперед, то на лестнице он окажется головой вниз, что небезопасно для тяжелого больного. Именно поэтому «ногами вниз», а не ногами вперед.

Но вот больной помещен в машину. Он может быть один, может быть с родственниками или сослуживцами. Больной переживает случившееся. Согласитесь, что всякие посторонние разговоры справедливо будут восприняты как неуважение к его состоянию. Конечно, никто не требует, чтобы члены бригады сопровождали больного со скорбными лицами. Однако всякие разговоры о вещах, не имеющих отношения к «данной теме», будут справедливо истолкованы негативно. В результате героическая работа, проведенная на вызове, у постели больного вами, вашими коллегами может быть нивелирована. Нужно научиться сопереживать!

Больной человек, в силу своей болезни, имеет измененную психику, он измучен длительными болями, может быть, многократными, да еще безрезультатными хождениями по медицинским кабинетам. «Скорая помощь» находится в особом положении. Иногда ее вызывают, не получив от «своего» участкового врача направления в стационар или не дождавшись сегодня врача из поликлиники… Да мало ли что еще! Даже предшествующий приезду бригады разговор с диспетчером может вывести больного человека «из себя». И все накопившиеся отрицательные эмоции будут выплеснуты на того, кто доступен, и от кого можно получить наиболее конкретную и реальную помощь.

Но вот на вас «набросились» с потоком претензий, к которым вы не имеете никакого отношения. Начать сразу «защищаться», когда больной или родственники еще разгорячены? Эта энергия невольно передастся вам (эффект зеркальности), вы ввяжетесь в конфликт, и не исключено, что от него и пострадаете. Как же быть? Есть такой прием. Попросите суть претензии (прекрасно понимая, что она не к вам) изложить еще раз, объяснив это тем, что вы чего-то не поняли. (Только не перебивайте больного, дайте ему высказаться. Потраченное на это время окупится предотвращением конфликта, может быть, даже жалобы, на разбор которой потом потребуется гораздо больше времени и не одного, а нескольких человек. Эту ситуацию не забудьте отразить в карте вызова).

Вы заметите, что эмоций будет уже меньше. В крайнем случае можно попросить еще раз повторить уже какую-то часть всей претензии. Разговор будет совсем спокойным. Вы дали больному возможность «выпустить пар». Это только один из способов избежать конфликта. Есть народная мудрость: «Из двух спорящих виноват тот, кто умнее». А поскольку вы, естественно, считаете себя умнее, вот и постарайтесь сделать так, чтобы пожар не разгорелся.

Постарайтесь, чтобы члены вашей бригады не принимали участия в этом поединке. Вам так будет легче. Вот вам и ответ на вопрос: «Можно ли обижаться на больного человека?» Простите его! Он ведь больной. А свои амбиции оставьте «на потом».

Оказание экстренной медицинской помощи на догоспитальном этапе подразумевает лечебные мероприятия не только на месте, но и при транспортировке больных (пострадавших) в стационар. Эти особенности, в отличие от условий стационара, требуют дополнительного внимания к морально-правовым проблемам. Вот эти особенности.

• Экстремальность ситуации требует неотложных действий, часто выполняемых без должной диагностики (дефицит времени).

• Больные находятся иногда в крайне тяжелом, критическом состоянии, требующем проведения немедленной реанимации.

• Психологический контакт между медицинским работником и больным бывает затруднен или отсутствует из-за тяжести состояния, неадекватного сознания, болей, судорог и. т.д.

• Оказание помощи нередко проводится в присутствии родственников, соседей или просто любопытных.

• Условия оказания помощи могут быть примитивными (помещение, теснота, недостаточное освещение, недостаток помощников или вообще их отсутствие и. т. д.).

• Характер патологии может быть самым разнообразным (терапия, травма, гинекология, педиатрия и. т. д.).

Перечисленные особенности работы в неотложной медицине создают особые этические и юридические проблемы, которые можно разделить на две основные группы:

• Вследствие специфики условий оказания экстренной помощи, а также из-за недостаточного знакомства медицинских работников с данной проблемой часто нарушаются права больных.

• Ошибки при оказании экстренной помощи могут происходить главным образом из-за экстремальности ситуации, иногда из-за преступной неосторожности.

Проблемы взаимоотношения медицинского работника и пациента могут строиться по двум линиям. Одна из них – это этико-деонтологическая, когда речь идет просто об отношениях двух людей, которые регулируются морально-этическими рамками, нормами. Вторая линия – юридическая. Об этом сказано в концепции информированного добровольного согласия (ИДС). Наиболее частые причины нарушения прав больных при оказании экстренной помощи: 1) отсутствие психологического контакта с больным (пострадавшим) и 2) экстремальность ситуации. Иногда первое может зависеть от второго, а чаще оба фактора действуют одновременно, что может приводить к их взаимоусилению. К сожалению, приходится сталкиваться и с еще одним фактором: 3) незнание медицинским работником прав больного.

Когда у одного мудреца спросили, у кого он учился благовоспитанности, тот ответил: «У неблаговоспитанных. Я избегал делать то, что делают они». И, наконец, прекрасная мысль французского энциклопедиста Дени Дидро: «Недостаточно сделать добро, надо делать его красиво».

© 2012 Гутфрейнд Н.Н.